Она увезла в клювике 4,5 миллиарда, навсегда покинув Россию

Россия ее не искала, хотя полиция Швейцарии вела расследование пять лет

Вы помните, читатель, была у нас прелестная женщина – министр сельского хозяйства? Елена Скрынник. Работала себе женщина в карман, министерством руководила, народ учила жизни, что-то там выговаривала своим подчиненным.

 

Моя личная подруга и одноклассница, между прочим, академик сельскохозяйственных наук, столько натерпелась от нее. Хоть плачь. Да и плакала не раз, приезжая в Москву. Она работает в Кемерово.

Так вот, вернемся к нашим баранам.

Скрынник ушла из политики в 2012 году, покинув Россию. И удачно приземлилась в Швейцарии.

Я немного помню эту историю, гремевшую по всей стране. Или ее предупредили? Но Скрынник уехала в Швейцарию аккурат накануне ареста. А денежки уж там были. Ей оставалось только самой с трапа самолета сойти.

Нас давно не удивляет масштабное воровство политиков и чиновников. Ну, уехала дамочка. И тут…как солнце из-за туч. Уголовное дело, информация по всем каналам, народ, особенно селяне, орут так, что аж в Москве слышно.

И чё? А ничё! Из далекой для нас, и близкой для чиновников Швейцарии, мадам Скрынник заявила о своей невиновности. Но Швейцария включилась в процесс. И заморозила счета бывшего министра. Там немало денежек было. 4,5 миллиарда рублей.

 

 

Аж пять лет полиция Швейцарии нервы мотала девочке. Но, наконец-то, все разборки завершились два года назад. Скрынник осталась в Швейцарии, деньги ей разморозили. Официальный ответ выглядел так, что отсутствует сотрудничество со стороны России.

Не хило? Вот, если бы моя подружАнька (напомню, она академик С/Х) сперла мешок зерна…Тут бы такое творилось.

Как Вам, читатель, словосочетание – «отсутствие сотрудничества со стороны России»?

Я так поняла, что Россия не сделала никаких запросов на выдачу подозреваемой Скрынник. А и правда, че выпендриваться-то? Дома, в России, еще отчет будут требовать. А там…Одно слово, Швейцария.

В общем, мадам Скрынник наказание не получила никакого. Всем (чиновникам и депутатам) стало ясно, что можно спереть побольше, слинять из России, и жить хорошо. Никто тебя искать не будет. Не до этого.

А женщина живет в Европе, счета ее разморожены. Не бедствует. Я так думаю, что чиновники Щвейцарии слюни глотают завистливые. Им бы такое отношение Государства.

 

Источник: https://zen.yandex.ru/media/654321/ona-uvezla-v-kliuvike-45-milliarda-navsegda-pokinuv-rossiiu-5caf2da2c47f7300b2a87284?fbclid=IwAR0nK6HxkfzmIdvRZ5DI5b-2Mpsv1Yaa_x4NQene4ZEhXJzJCOTCBhVEmGo

Музыкальная минутка. Майя Кристалинская

 

Эту удивительную певицу, являвшуюся истинным народным кумиром, именовали душевным камертоном советского народа. Москва узнала о ней в 1957 во время проведения Международного фестиваля молодёжи и студентов. Вскоре ее композиции «Старый клен» «А снег идет», «Нежность» зазвучали по всей стране. В шестидесятые годы минувшего века эта талантливая вокалистка была очень популярна, а вот в семидесятые ее посчитали «пропагандистом грусти» и отлучили от радио и телевидения. Имя этой талантливой женщины – Майя Кристалинская.

Майя с детских лет жила в творческой атмосфере. Отец, Владимир Григорьевич Кристалинский, был человеком творческим, сочинял детские головоломки, игры, кроссворды, написал книгу «Шутки-минутки». К ней рано пришло увлечение музыкой, чему способствовал ее дядя, режиссер театра оперы и балета Павел Златогоров. В школьные годы Майя стала участницей детского хорового коллектива, руководимого Семеном Дунаевским, братом знаменитого композитора.

Вскоре Майя устроилась в Госконцерт, получив разрешение на выступления и запись пластинок. В 1957 ее имя узнала широкая публика. Певица в составе биг-бэнда Ю. Саульского стала лауреатом Международного фестиваля молодежи и студентов.

Зрители страны все больше узнавали Кристалинскую благодаря гастролям. Вместе с музыкальными коллективами Лундстрема, Эдди Рознера, Евгения Рохлина она объездила весь Советский Союз. Публика, полюбившая удивительно проникновенный голос певицы, даже не догадывалась, что в 29 лет ей поставили тяжелейший диагноз – лимфогранулематоз (злокачественную опухоль лимфоузлов). После сложного курса лечения она выходила на эстраду с косынкой на шее, скрывая следы от ожога после химиотерапии. Поклонники же считали шейные платки – элементом ее имиджа.

 

Несмотря на растущую популярность артистки, в 1970 на нее буквально обрушились неприятности. Певица  попала в черный список, оставшись практически без работы. Формулировка отстранения от концертной деятельности являлась полным абсурдом. Кристалинская получила обвинение в «пропаганде грусти», а именно цензура усмотрела в песне «В нашем городе дождь» упаднические настроения. 

Однако Майя Владимировна не пала духом. Ведь она отличалась большой эрудицией, отлично разбиралась в театральном и живописном искусстве, интересовалась проблемами психологии, знала литературу на уровне специалистов. Помог ей в трудной жизненной ситуации и Эдуард Барклай, за которого она вышла замуж. Столичный архитектор был давно влюблен в Майю, не пропускал ни одного ее концерта, буквально осыпал певицу цветами. При знакомстве они поняли, что нашли друг друга. Эдуард оберегал жену, не подпуская к домашней работе, следя за принятием ею лекарств. Он без устали напоминал супруге о ее красоте и таланте. 

В 1970-е Кристалинская сотрудничала с «Вечерней Москвой», готовя для газеты культурологические статьи, сочиняла стихотворения и рассказы, переводила с немецкого «Размышления» Марлен Дитрих, в предисловии она отметила «русскую душу» великой актрисы, ее особенное отношение к Советской России. Пытаясь отразить мысли немецкой киноактрисы, Майя Владимировна открывала перед читателями собственную душу.

Жизненная история о воспитании детей в очень культурных семьях

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх