А теперь о мужчинах...)

Мужчины, разумеется, не так многогранны, как женщины, но и они в достаточной степени неповторимы. 
И всё же хочется особо выделить четыре основных архетипа: Мужчину-отца, Мужчину-творца, Мужчину-самца, и Мужчину-молодца.

Мужчина-отец – добр, смешлив, терпелив и послушен. Детей он обожает, женщин побаивается. В хозяйстве удобен, в рутине незаменим. 
Посади его на бережок, в сугроб или в песочницу – с ребёнком или без – и вечером забирай брыкающегося, потому что не долепил, не достроил – «замок», «бабу», «башенку».

 
Дети от него без ума – любые. С ним они не под присмотром, а просто – с ним – вечно расхристаны, сопливы и счастливы. 
Чего нельзя сказать о его умилённо вздыхающей супруге. Ибо насколько Мужчина-отец активен в детской жизни, настолько же он пассивен в её. Особенно в той, от которой ей иногда так хочется петь. 
Но злиться на своего Мужчину-отца женщина не может. И хоть он каждый раз безропотно встаёт в угол, все эти его: «Ну милочка!.. Ну душечка!.. Ну любочка!», в сочетании с виноватым взглядом, её обезоруживают. 
Сослуживцы же, в особенности, сослуживицы – мужчину-отца боготворят, поскольку он единственный, кто способен слушать про их детей, а ещё, может сделать «козу» или «подуть в пузико» любой самой распоследней грымзе. 
Вот почему гипотетически о нём мечтает каждая, а практически он никому не нужен, включая собственную жену, не способную на него злиться, и потому тихо его терпящую.
***  

Зато Мужчина-самец, он же: лжец, наглец, и на гитаре игрец – всем женщинам глубоко отвратителен, поскольку эгоистичен, надменен и самовлюблён. Вот почему их к нему так и тянет! 
Мечтающие о Мужчине-отце они натыкаются вот на это, и, презрительно фыркнув, покорно следуют за поманившим их пальцем. Потому что – природа, флюиды, и он, мерзавец, напорист, стремителен и неутомим. Да к тому же и разговаривает с такой томной хрипотцой, что от неё даже у кучерявых распрямляются локоны. 
Хотя, в сущности, лексикон его не так уж и богат. 
«Давай, потанцуем!.. Давай, выпьем!.. Давай, пойдём!». 
Просто он так часто употребляет это слово, что оно неминуемо срабатывает. 
«Давай, сюда!.. Давай, туда!.. Давай-давай!.. Давай, пока!».
И всё. Один взмах волшебной палочкой, и его уже – нет. 
Такой вот – ночной факир, и факирный престидижитатор. 
А если даже его и подловить, оглушив, скажем, сковородой на выходе, то, очнувшись, он непременно прохрипит: «Давай, не сейчас!.. Давай, не здесь!.. Давай, потом!.. Давай-давай!». 
И снова получив, опять уйдёт. 
Короче, остановить его нельзя, исправить немыслимо, стыдить наивно. Говорить: «Сволочь! Мерзавец! Негодяй!» – лишь тешить его самолюбие, так как любое оскорбление в свой адрес он заслуженно считает комплиментом. 
Хотя дети и у них случаются. Ну как, скажем, насморк или, не дай бог, прыщи. Но чаще всё же, с Мужчинами-самцами случаются жёны Мужчин-отцов. Отчего и сохранятся та завидная идиллия, о которой так трепетно мечтают все без исключения женщины.
***
Следующая розовая мечта всех и каждой – это Мужчина-творец. Он же: жнец, кузнец и во всех делах спец, поскольку у него золотые руки, золотое сердце, золотая голова, и золотая печень. 
Вот почему он всё может починить, придумать, наладить и выпить. 
В общении Мужчина-творец – прост, доброжелателен, безотказен. Для сыновей он – «батя», для жены – «голубок». 
«Ну что, голубок, опять нализался!». 
А истинных имён у него несколько: «Санёк», «Петрович», «Братишка!», «Друг!» и «Мужчина!». 
По последнему зову он готов отладить не только сифон, поддув и вытяжку, но и устроить всё вышеперечисленное любой нуждающейся, о чём знают и соседки, и жена, и о чём свидетельствует не заживающий желвак над левой скулой.  
Разговаривает «спец-творец», как правило, с полу-смешком полу-улыбкой, полу-языком полу-матом, часто используя уменьшительно-ласкательные суффиксы и народные премудрости: «Капелюшечку под селёдочку, граммульку за воротничок», «Курочка по зёрнышку – петушку на опохмел», и много многое другое, ибо знает и разбирается во всём. И как починить, и как завести, и как вдарить, чтобы у вражин всё задом, а у нас ладом. И чтоб всё моглось, и деньги были! 
И дети его уважают, потому что они у него – «во где!». И жена ценит, потому что – «цыц, сказал!». И с ним не пропадёшь, и за ним, как за печкой, потому что творит «творец», не покладая… А когда не творит – вытворяет.
*** 
Чего совсем нельзя сказать о Мужчине-молодце. 
Жёсткий, хваткий, решительный «молодец», он же: делец, купец и шельмец, сам ничего не творит, но на чужих творениях неплохо наваривается. Отчего в среде ищущих женщин и считается если не «джекпотом», то, несомненно, «бинго». 
Философия и поэзия для него – пустое, драгметаллы – вечное. За ними он и охотится, заботясь не о внутреннем, а о внешнем, поскольку это признак приобретённого статуса, а приобретать и вкладывать его любимое занятие. 
Он и в женщин вкладывает, как в приносящую бенефит инвестицию, или, скажем, в беговую лошадь. И покуда она позволяет ему вкладывать в себя, он щедро вкладывает в неё. Что не совсем верно языковО, зато очень приятно языкОво. 
По натуре «молодцы» очень коммуникабельны, поэтому всегда на телефоне, на связи, на проводе или на нарах. 
Семья для них пейзаж, дети портреты. Их рисуют лучшие мастера, добиваясь для «молодцов» безупречности, потому что всё должно быть на уровне и соответствовать статусу. 
Любимые их глаголы: «рулить, решать и нагибать», ибо мир делится на «уважаемых» и «лохов». А вопрос «Что мне с этого?» – жизненная установка, так как выгода обязана присутствовать во всём, даже в подаянии и в молитве. Ведь без неё «уважаемый» немедленно превращается в «лоха», что для «молодцов» хуже смерти. Которой, кстати сказать, для них не существует. Иначе, какой тогда во всём этом смысл?..

Ну а в остальном, конечно же, все мужчины индивидуальны.

© Эдуард Резник

Сказочные картины Юлия Клевера

В советские годы имя художника Юлия Клевера было мало кому известно. Его творчество не было запрещено, а сам Юлий Юльевич в 1920-е гг. до конца жизни преподавал в Академии Художеств и в Центральном училище технического рисования в Ленинграде, где заведовал кафедрой монументальной живописи. Но в XIX веке Клевер считался салонным художником, его даже называли любимым живописцем царской семьи, поэтому после революции о былой популярности он мог только вспоминать.



Девственный лес. 1880

При этом картины Юлия Клевера просто завораживают.

Обычные русские пейзажи и заброшенные деревеньки на них выглядят сказочными, волшебными. Леса, озера, заснеженные равнины манят и привлекают своей загадочностью. Мы предлагаем вам полюбоваться картинами Юлия Клевера и заодно узнать немного о его судьбе.


Юлий Юльевич Клевер родился 19 (31) января 1850 года в Дерпте. С детства проявлял наклонности к рисованию и в 1867 году, после окончания гимназии, по настоянию семьи начал учиться архитектуре в Императорской Академии художеств, однако вскоре перевёлся в пейзажный класс. За успехи в живописи он был удостоен малой и большой серебряных медалей Академии.



Деревня на острове Нарген. 1881

В 1871 году его картина «Заброшенное кладбище зимой» была положительно оценена художественным сообществом и приобретена графом П. С. Строгановым. В 1872 году картина «Закат» была приобретена великой княгиней Марией Николаевной. А после того, как в 1876 году его картину «Березовый лес» пожелал приобрести Александр II, Юлию Юльевичу, не кончившему академического курса, было присвоено звание классного художника первой степени, а в 1878 году за картину «Старый парк» («Вид запущенного парка в Мариенбурге») он получил звание академика живописи.



В парке Гатчинского дворца. 1894

В 1890-х годах Ю.Ю. Клевер был вынужден уехать в Германию: его привлекли как свидетеля к громкому делу о финансовом злоупотреблении его знакомого, бывшего конференц-секретаря Академии художеств П. Ф. Исеева. Семья Клеверов вернулась в Россию только в 1915 году. После революции 1917 года живописец получал материальную поддержку от Общества художников имени А. И. Куинджи. Умер Юлий Юльевич в 1924 году.



Дебри. 1895



Закат солнца зимой. 1897



Зима. 1876



Закат солнца зимой. 1891

Рыбацкая деревня. 1892



Пруд с белыми лилиями. 1893



Перед грозой. 1899



Зимний закат в еловом лесу. 1896

Популярное в

))}
Loading...
наверх