Язык, как лезвие бритвы: забавные случаи из жизни драматурга Джорджа Бернарда Шоу

Знаменитый английский драматург ирландского происхождения Джордж Бернард Шоу славился не только литературным талантом, но и потрясающим остроумием. К нему на язык боялись попасть даже самые знатные острословы. Любую неловкую ситуацию он мог перевести в шутку, хотя добрым этот юмор назвать можно было далеко не всегда.

Многие из этих историй давно стали анекдотами, и сегодня довольно трудно определить, действительно ли они происходили в жизни Бернарда Шоу. Одна из таких ситуаций случилась, когда некая рассвирепевшая дама заявила писателю: «Если бы Вы были моим мужем, я бы подсыпала Вам яд!

». На что драматург не раздумывая ответил: «Мадам, если бы Вы были моей женой, я бы сам принял яд».

Бернарда Шоу не смущали ни достаток, ни социальный статус собеседников. Однажды его пригласили в дом состоятельной семьи, и дочь хозяина принялась развлекать гостей игрой на рояле, пытаясь произвести впечатление на именитого гостя. Предвкушая положительный ответ, хозяин дома спросил у драматурга: «Вы, кажется, любите музыку?». «Конечно, – ответил Шоу, – но пусть это не мешает Вашей дочери музицировать».

Не пожалел он и другого состоятельного господина, придающего деньгам слишком большое значение. Однажды некий американский финансист спросил, о чем думает драматург, и пообещал дать ему доллар, если тот ответит. Бернард Шоу скромно проронил: «То, о чем я думаю, не стоит этих денег». Финансист настаивал: «О чем же?». Пришлось признаться: «Я думаю о Вас».

Малоизвестным фактом является то, что Шоу увлекался боксом и даже участвовал в соревнованиях. К спорту, равно как и к литературе, он относился очень серьезно и ревностно. И не терпел ни там, ни там халтурщиков и посредственностей. Однажды к нему обратился баскетболист с просьбой оценить его литературные начинания. Писатель ответил: «Прочитав ваши сочинения, я понял, почему вы не стали хорошим баскетболистом. Дело в том, что вы не умеете вовремя бросать в корзину». Оценил ли спортсмен метафору – история умалчивает. 

Бернард Шоу не доверял голливудским режиссерам и неоднократно отказывался от экранизаций его пьес. Одному чересчур настойчивому режиссеру он ответил согласием, но выдвинул такие условия: название фильма должно быть не таким, как название пьесы, содержание постановки должно сильно отличаться от литературного источника, нигде в титрах нельзя упоминать имя Бернарда Шоу. Интересно, смог ли оценить режиссер остроумие драматурга?

Однако находились и такие собеседники, которые не терялись в ответ на остроты писателя. Как-то после спектакля Бернард Шоу сказал исполнительнице главной роли: «Божественная! Великолепная!». «Вы льстите», – смутилась актриса. «Но я имел в виду пьесу», – язвительно заметил драматург. Актриса не растерялась: «И я тоже!».

Женщин писатель вообще не щадил. Однажды он сказал, что быть влюбленным значит неподобающим образом переоценивать разницу между одной женщиной и другой. Когда на одном из приемов некая дама спросила Бернарда Шоу, почему Бог сначала создал мужчину, а потом – женщину, он ответил: «Бог наверняка не хотел, чтобы в момент сотворения мужчины женщина давала ему советы». 

Джордж Бернард Шоу – единственный в мире человек, который стал обладателем сразу двух значимых наград - Нобелевской премии в области литературы и премии «Оскар». Получая Нобелевку он с присущим ему сарказмом и остроумием сказал, что это «знак благодарности за то облегчение, которое он доставил миру, ничего не напечатав в этом году». В произведениях Бернарда Шоу удивительным способом сочетаются философские наблюдения и юмор. 

Источник

Музыкальная минутка. Майя Кристалинская

 

Эту удивительную певицу, являвшуюся истинным народным кумиром, именовали душевным камертоном советского народа. Москва узнала о ней в 1957 во время проведения Международного фестиваля молодёжи и студентов. Вскоре ее композиции «Старый клен» «А снег идет», «Нежность» зазвучали по всей стране. В шестидесятые годы минувшего века эта талантливая вокалистка была очень популярна, а вот в семидесятые ее посчитали «пропагандистом грусти» и отлучили от радио и телевидения. Имя этой талантливой женщины – Майя Кристалинская.

Майя с детских лет жила в творческой атмосфере. Отец, Владимир Григорьевич Кристалинский, был человеком творческим, сочинял детские головоломки, игры, кроссворды, написал книгу «Шутки-минутки». К ней рано пришло увлечение музыкой, чему способствовал ее дядя, режиссер театра оперы и балета Павел Златогоров. В школьные годы Майя стала участницей детского хорового коллектива, руководимого Семеном Дунаевским, братом знаменитого композитора.

Вскоре Майя устроилась в Госконцерт, получив разрешение на выступления и запись пластинок. В 1957 ее имя узнала широкая публика. Певица в составе биг-бэнда Ю. Саульского стала лауреатом Международного фестиваля молодежи и студентов.

Зрители страны все больше узнавали Кристалинскую благодаря гастролям. Вместе с музыкальными коллективами Лундстрема, Эдди Рознера, Евгения Рохлина она объездила весь Советский Союз. Публика, полюбившая удивительно проникновенный голос певицы, даже не догадывалась, что в 29 лет ей поставили тяжелейший диагноз – лимфогранулематоз (злокачественную опухоль лимфоузлов). После сложного курса лечения она выходила на эстраду с косынкой на шее, скрывая следы от ожога после химиотерапии. Поклонники же считали шейные платки – элементом ее имиджа.

 

Несмотря на растущую популярность артистки, в 1970 на нее буквально обрушились неприятности. Певица  попала в черный список, оставшись практически без работы. Формулировка отстранения от концертной деятельности являлась полным абсурдом. Кристалинская получила обвинение в «пропаганде грусти», а именно цензура усмотрела в песне «В нашем городе дождь» упаднические настроения. 

Однако Майя Владимировна не пала духом. Ведь она отличалась большой эрудицией, отлично разбиралась в театральном и живописном искусстве, интересовалась проблемами психологии, знала литературу на уровне специалистов. Помог ей в трудной жизненной ситуации и Эдуард Барклай, за которого она вышла замуж. Столичный архитектор был давно влюблен в Майю, не пропускал ни одного ее концерта, буквально осыпал певицу цветами. При знакомстве они поняли, что нашли друг друга. Эдуард оберегал жену, не подпуская к домашней работе, следя за принятием ею лекарств. Он без устали напоминал супруге о ее красоте и таланте. 

В 1970-е Кристалинская сотрудничала с «Вечерней Москвой», готовя для газеты культурологические статьи, сочиняла стихотворения и рассказы, переводила с немецкого «Размышления» Марлен Дитрих, в предисловии она отметила «русскую душу» великой актрисы, ее особенное отношение к Советской России. Пытаясь отразить мысли немецкой киноактрисы, Майя Владимировна открывала перед читателями собственную душу.

Жизненная история о воспитании детей в очень культурных семьях

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх