ДАВАЙ ПОГОВОРИМ

10 845 подписчиков

Свежие комментарии

  • Ирина Осипова
    Вы абсолютно правы.👍👍👍День неполного ос...
  • Ирина Осипова
    вот это действительно очень-очень мерзко и гадко!!!!🤮🤮🤮День неполного ос...
  • Traveller
    А не напомнить ли Вам, голубчик, кто открывал этот самый гадюшник - "ельцин-центр"? И кто носит подарочки на день рож...День неполного ос...

Щит и меч

В этом году исполняется 50 лет одному из самых известных шпионских фильмов.
Когда четырёхсерийная эпопея Владимира Басова

вышла на экраны, один критик написал: - "Главный герой много сделал такого, что вряд ли дожил бы до встречи с матерью. Когда смотришь, как в самом центре рейха с неизменным успехом и без особого труда работают антифашисты и разведчики, как безмятежно они посылают в эфир сводки и обезвреживают матёрых гитлеровцев, испытываешь неловкость за авторов".


Песню В. Баснера и М. Матусовского "С чего начинается Родина" критики считали слишком банальной: - "Разве можно вывести формулу Родины из картинки в букваре?"

С чего начинается Родина?
С картинки в твоем букваре,
С хороших и верных товарищей,
Живущих в соседнем дворе.

А может, она начинается
С той песни, что пела нам мать.
С того, что в любых испытаниях
У нас никому не отнять.

С чего начинается Родина?
С заветной скамьи у ворот.
С той самой березки, что во поле,
Под ветром склоняясь, растет.

А может, она начинается
С весенней запевки скворца
И с этой дороги проселочной,
Которой не видно конца.

С чего начинается Родина?
С окошек, горящих вдали,
Со старой отцовской буденовки,
Что где-то в шкафу мы нашли.

А может, она начинается
Со стука вагонных колес
И с клятвы, которую в юности
Ты ей в своем сердце принес.
С чего начинается Родина?..

Но время расставило все точки над "i", и мы по-прежнему с удовольствием смотрим это чёрно-белое наивное кино - не про шпиона, а про человека, которому приказано выжить.
Говорят, Вадим Кожевников


не очень любил свой роман. Собирался написать о легендарном разведчике Рудольфе Абеле,

но наверху тему не одобрили. "Щит и меч" Кожевников опубликовал в 1965 году в журнале "Знамя", которым на тот момент руководил уже 16 лет. Но совсем отказаться от первоначального замысла не смог - героя назвал Александром Беловым. Незамысловатую игру даже не слов, а букв "Абель - А. Белов" разведчик не оценил: роман ему не понравился.
По другой версии, одним из прототипов главного героя стал легендарный "майор Зорич" - Александр Святогоров.

Тот самый, что участвовал в ликвидации военного коменданта Харькова фон Брауна и Люблинской разведшколы. За чью голову, после блестяще проведённых операций на территории Чехословакии, фашисты назначили вознаграждение - 150 тысяч словацких крон. Тот самый, что после войны руководил операцией по ликвидации в Мюнхене Степана Бандеры. Он и был приглашён консультантом в картину. Святогоров много рассказывал о своей работе в Германии. Так из бесед, коротких и тайных, родился собирательный образ Александра Белова - Вайса.


Жизнь порой подкидывает такие сюжеты, что никакому фантасту не снилось.
Станислав Любшин

в детстве мечтал стать разведчиком. В начале войны восьмилетний мальчишка сбежал на фронт, но его поймали и вернули домой.


В Госкино были убеждены: Вайса должен играть актёр статный, красивый, с мужественным лицом. В Любшине ничего героического не было - ни мускулов, ни выправки. Но Басову были не нужны железные кулаки и квадратная челюсть, а человек, который может легко смешаться с толпой, разведчик-интеллектуал, разведчик-психолог. Закрытый, неброский внешне, но очень обаятельный Любшин был лучшей кандидатурой. Его Вайс - скромный, по-лакейски услужливый репатриант, мечтает о том, чтобы ему приказывало как можно меньше людей, а он приказывал многим. Репутация "разумного труса" помогает продвигаться по служебной лестнице. Даже у искушённых, обладающих нюхом ищейки, асов разведки не закралось сомнений в его абсолютной преданности фюреру и рейху. Кстати Святогорову Любшин очень нравился. А профессиональному разведчику можно верить.


Все актёры уже были утверждены, а исполнителя на роль Генриха Шварцкопфа найти не могли. На эту роль пробовался Валентин Смирнитский, сыгравший потом курсанта разведшколы Фазу.

В дело вмешался Его Величество случай.
Олег Янковский вспоминал: - "Как-то мой товарищ по театру сказал: - "У нас в Саратове ассистентка Басова ищет актёра на роль в фильме "Щит и меч". Мне надо зайти к ней. Давай вместе."
- "Если ненадолго, пошли". Я ждал в коридоре, но меня вскоре почему-то позвали. А дело, как выяснилось, было так: - "Я видела фотографию артиста вашего театра, по-моему, фамилия Янковский".
- "Да он тут". На следующий день были сделаны фотопробы, однако на этом всё и затихло".
Иногда вопреки всем законам параллельные линии пересекаются. Как-то во Львове Басов обедал в ресторане. А в это время в городе гастролировал Саратовский драмтеатр. Жена Басова, актриса Валентина Титова, впоследствии сыгравшая в фильме Нину, курсантку "Спица"

заметив за соседским столиком белокурого юношу, сказала мужу: - "Вот сидит молодой человек типично арийской внешности". Владимир Павлович предположил, что он, скорее всего, физик или филолог: - "Где найти артиста с таким умным лицом?"

Что интересно, Янковский Басова узнал, но подойти не решился. А вскоре получил вызов в Москву на кинопробы. Увидев Олега, режиссёр расхохотался: - "Он, кто бы мог поверить, и вправду артист!"
Роль Генриха сделала Янковского знаменитым.

Забавно, но одновременно он играл красноармейца Андрея Некрасова в революционной драме Евгения Карелова "Служили два товарища". Изначально актёра приглашали на роль белого офицера Брусенцова, но режиссёр, увидев Янковского, воскликнул: - "Этого человека мы Врангелю не отдадим!"

Итак за пять лет до лиозновских "Семнадцати мгновений весны" впервые в советском кино фашисты предстали не пародией на самих себя, а коварными и умными противниками.
Маршал Конев, отказавшийся в мемуарах описывать начальный период войны, заметил: - "Врать не хочу, а правду всё равно написать не позволят". Но Басову было важно показать, против какой армии воевали наши солдаты, особенно в начале войны - вышколенной, сытой, отлично вооружённой, подмявшей под себя Европу.
Да и актёры - "немцы" были как на подбор: харизматичные Алексей Глазырин, создавший образ майора Акселя Штейнглица,

и Анатолий Кубацкий (Франц, бригадефюрер СС) ,

литовские красавцы Альгимантас Масюлис (Вилли Шварцкопф, дядя Генриха )

и Юозас Будрайтис ( капитан фон Дитрих)

аристократичный Вацлав Дворжецкий (Лансдорф),


изысканная Алла Демидова (Ангелика Бюхер)

За чашечкой кофе они философствовали о судьбе Германии, а приняв тонизирующую хвойную ванну, приступали к ликвидации лагерей...
Не обошлось и без ляпов. В фильме эсэсовцы носят чёрную форму, хотя уже в 1938 году её заменили на светло-серую.
Многие сцены снимали в Калининграде и в Берлине. В конце 60-х руководство ГДР затеяло масштабную реконструкцию города: были снесены старые здания, поэтому "военные руины" Берлина выглядели на экране вполне правдоподобно.


В съёмочной группе было немало фронтовиков. Автор сценария Вадим Кожевников военным корреспондентом, с фотоаппаратом -"лейкой" и блокнотом, дошёл до Берлина. Актёр Алексей Глазырин служил в театральной фронтовой бригаде.
Владимир Басов был артиллеристом, командиром батареи, дослужился до заместителя начальника оперативного отдела дивизии. Награждён медалью "За боевые заслуги", орденом Красной Звезды.

Прожектор шарит осторожно по пригорку,
И ночь от этого нам кажется темней.
Который месяц не снимал я гимнастерку,
Который месяц не расстегивал ремней.
Есть у меня в запасе гильза от снаряда,
В кисете вышитом - душистый самосад.
Солдату лишнего имущества не надо.
Махнем, не глядя, как на фронте говорят.

Солдат хранит в кармане выцветшей шинели
Письмо от матери, да горсть родной земли.
Мы для победы ничего не пожалели.
Мы даже сердце как HЗ не берегли.
Что пожелать тебе сегодня перед боем?
Ведь мы в огонь и дым идем не для наград.
Давай с тобою поменяемся судьбою.
Махнем, не глядя, как на фронте говорят.

Мы научились под огнем ходить не горбясь,
С жильем случайным расставаться не скорбя.
Вот потому-то, наш родной гвардейский корпус,
Сто грамм с прицепом надо выпить за тебя.
Покуда тучи над землей еще теснятся,
Для нас покоя нет и нет пути назад.
Так чем с тобой мне на прощанье обменяться?
Махнем, не глядя, как на фронте говорят.

Журнал "Панорама.Петербург"
Марина Шикова.

Фото из интернета

Картина дня

наверх