Размышления доктора о вреде отдыха

Фото: https://vsepodrobnosti.ru

Длинные новогодние выходные завершились. Для кого-то «к сожалению», для кого-то «наконец-то». Среди тех, кто едва дождался выхода на работу, и уважаемый медик, бывший Главный санитарный врач страны Геннадий Онищенко, отличающийся неустанной борьбой за здоровье нации. Дело, безусловно, благородное, да и по долгу службы ему приходилось воевать именно на этом направлении. Борец он бескомпромиссный, что хорошо, но владеющий только одним оружием – «запретами», что плохо.

Что он только ни пытался запретить к ввозу в страну – то минеральную воду, то вино, то мясо, то фрукты.

А вот сейчас врач усмотрел угрозу здоровью россиян со стороны слишком длинных каникул. С дилетантской точки зрения, да и с позиции здравого смысла, отдых, вроде бы пока никому сильно не повредил. В отличие от перегрузок, от которых, как заметил народ, даже коней ждет летальный исход.

Но доктор в противовес народной мудрости выдвинул ряд высоконаучных аргументов.

Во-первых, его беспокоит состояние экономики страны. Видите ли, когда уже вся Европа работает, мы все еще отдыхаем, проигрывая старт. Но экономика ведь не легкоатлетическое соревнование, и на самом деле она существует вовсе не для того, чтобы кого-то опережать, а для того, чтобы народ, населяющий страну, жил в нормальных условиях. А для этого вовсе не нужен стартовый рывок.  Это достигается ритмичной работой в течение года, эффективными инвестициями, минимизацией потерь и нерациональных государственных расходов, поощрением деловой активности. Каникулы в начале года этому вовсе не мешают. Равно как и остальные праздники. К слову, в Европе их немало - особенно на местных и муниципальных уровнях – то у них сыр какой-нибудь особенный созревает, то «Божоле» нового урожая нужно пробовать, то Октоберфест бушует, не говоря о «банковских днях», ставящих на прикол всю страну типа Великобритании.

Переживает доктор и по поводу того, что «на периферии» народу заняться нечем, нет у него развлечений. Но повод ли это, чтобы вместо того, чтобы заняться досуговым компонентом на местах, сокращать отдых? Да еще всячески во всех эфирах и на всех каналах внушать именно эту, с позволения сказать, мысль? Может быть, стоит подсказывать, чем можно заняться, поощрить интерес к жизни во всех ее проявлениях? Глядишь, и с демографией ситуация пойдет на лад.

Но всероссийский врач волнуется и о тех, кто все-таки нашел, чем заняться и даже изыскал на это средства. Оказывается, по его мнению, крайне опасно куда-то уезжать. Особенно в теплые края. Поскольку «отдохнувшего» ожидает период тяжелой адаптации к условиям холода, да еще в условиях разбушевавшегося гриппа. Доктор считает, что устоять шансов нет. Не спасет ни лишнее кашне, ни теплые носки, ни шапка с ушами, ни профилактические мероприятия. Постоянное пребывание на холоде в обстановке повышенной вирусной опасности, по мнению доктора медицинских наук, куда как более безопасно. Особенно, если вместо «бдения у телевизора» придется укладывать шпалы, работать на лесоповале, строительной площадке…

Надо сказать, что атака на новогодние каникулы началась срезу же после их введения. И кое-что в части сокращения периода здорового зимнего отдыха удалось. Не хотелось бы, чтобы наступление увенчалось победой тех, кто лыжам и конькам предпочитает шашлык на даче.

Михаил Беляев, кандидат экономических наук, ведущий аналитик Агентства СЗК

Источник ➝

Музыкальная минутка. Майя Кристалинская

 

Эту удивительную певицу, являвшуюся истинным народным кумиром, именовали душевным камертоном советского народа. Москва узнала о ней в 1957 во время проведения Международного фестиваля молодёжи и студентов. Вскоре ее композиции «Старый клен» «А снег идет», «Нежность» зазвучали по всей стране. В шестидесятые годы минувшего века эта талантливая вокалистка была очень популярна, а вот в семидесятые ее посчитали «пропагандистом грусти» и отлучили от радио и телевидения. Имя этой талантливой женщины – Майя Кристалинская.

Майя с детских лет жила в творческой атмосфере. Отец, Владимир Григорьевич Кристалинский, был человеком творческим, сочинял детские головоломки, игры, кроссворды, написал книгу «Шутки-минутки». К ней рано пришло увлечение музыкой, чему способствовал ее дядя, режиссер театра оперы и балета Павел Златогоров. В школьные годы Майя стала участницей детского хорового коллектива, руководимого Семеном Дунаевским, братом знаменитого композитора.

Вскоре Майя устроилась в Госконцерт, получив разрешение на выступления и запись пластинок. В 1957 ее имя узнала широкая публика. Певица в составе биг-бэнда Ю. Саульского стала лауреатом Международного фестиваля молодежи и студентов.

Зрители страны все больше узнавали Кристалинскую благодаря гастролям. Вместе с музыкальными коллективами Лундстрема, Эдди Рознера, Евгения Рохлина она объездила весь Советский Союз. Публика, полюбившая удивительно проникновенный голос певицы, даже не догадывалась, что в 29 лет ей поставили тяжелейший диагноз – лимфогранулематоз (злокачественную опухоль лимфоузлов). После сложного курса лечения она выходила на эстраду с косынкой на шее, скрывая следы от ожога после химиотерапии. Поклонники же считали шейные платки – элементом ее имиджа.

 

Несмотря на растущую популярность артистки, в 1970 на нее буквально обрушились неприятности. Певица  попала в черный список, оставшись практически без работы. Формулировка отстранения от концертной деятельности являлась полным абсурдом. Кристалинская получила обвинение в «пропаганде грусти», а именно цензура усмотрела в песне «В нашем городе дождь» упаднические настроения. 

Однако Майя Владимировна не пала духом. Ведь она отличалась большой эрудицией, отлично разбиралась в театральном и живописном искусстве, интересовалась проблемами психологии, знала литературу на уровне специалистов. Помог ей в трудной жизненной ситуации и Эдуард Барклай, за которого она вышла замуж. Столичный архитектор был давно влюблен в Майю, не пропускал ни одного ее концерта, буквально осыпал певицу цветами. При знакомстве они поняли, что нашли друг друга. Эдуард оберегал жену, не подпуская к домашней работе, следя за принятием ею лекарств. Он без устали напоминал супруге о ее красоте и таланте. 

В 1970-е Кристалинская сотрудничала с «Вечерней Москвой», готовя для газеты культурологические статьи, сочиняла стихотворения и рассказы, переводила с немецкого «Размышления» Марлен Дитрих, в предисловии она отметила «русскую душу» великой актрисы, ее особенное отношение к Советской России. Пытаясь отразить мысли немецкой киноактрисы, Майя Владимировна открывала перед читателями собственную душу.

Жизненная история о воспитании детей в очень культурных семьях

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх